«Независимая газета» не выписала гонорар Медведеву

Константин Ремчуков рассказал об истории появления в его издании статьи российского премьера: «Он очень скромно так, как сейчас говорят, humbly, по-английски, вот если он подойдет вам, то я бы был благодарен за публикацию»

905159652Добрый вечер. Это программа «Особое мнение». Мой собеседник сегодня — главный редактор «Независимой газеты» Константин Ремчуков. Здравствуйте.

К. Ремчуков― Добрый вечер.

О. Журавлева― Самый первый и главный вопрос: как Дмитрий Медведев нашел вашу газету для публикации. Как вы узнали, что он хочет у вас статью опубликовать?

К. Ремчуков― По телефону.

О. Журавлева― То есть позвонил и просто сказал.

Эти менеджеры — это коротышки из Солнечного города, которые ничего не в состоянии предусмотреть

К. Ремчуков― Не он позвонил, Наталья Тимакова, пресс-секретарь. И сказала, что председатель правительства, они Медведева так называют, председатель правительства приглашает вас встретиться. И я всегда по скромности уточняю: в группе других главных редакторов, — спрашиваю я. Мне говорят: нет. Я говорю: а в связи с чем. Хотел бы обсудить статью, которую он написал. И я приехал, и мы обсуждали статью, которую он написал. Он мне сказал, что он ее писал довольно долго, писал сам. Сказал, я, как в прошлом академический человек привык сам писать, структурировать материал. Даже если помощники дают какие-то цифры. То есть это глубоко личный материал. Я из-за занятости может быть подзатянул с его публикацией, но он для меня очень важен. И очень скромно так, как сейчас говорят, humbly, по-английски, вот если он подойдет вам, то я бы был благодарен. А я спросил Наталью Тимакову: почему газета. Она сказала, что газета серьезная, очень много серьезных аналитических материалов и насколько я понимаю, для того чтобы быть услышанным именно серьезным читателем и прочитанным людьми, которые формируют решения и принимают решения, наша площадка оказывается адекватной в глазах тех самых людей, которые формируют и принимают решения. Я поразился, уже до полудня больше 100 тысяч человек на сайте прочитало. Сейчас я думаю, можно легко посмотреть.

О. Журавлева― У нас на сайте тоже. Приплюсуете.

К. Ремчуков― Но просто имеется в виду как площадка на данный момент 161 тысяча 713 читателей. 162 тысяч и у вас, наверное, тысяч 30-40. В общем, 200 тысяч человек, которые могут читать довольно длинный текст. Это две полосы полных и начало на подшапке. Так что я думаю мотив главный этот – быть услышанным.

О. Журавлева― Скажите, пожалуйста, а вы сначала увидели тест статьи, вы поняли, о чем статья, прежде чем говорить с Дмитрием Анатольевичем о каких-то подробностях.

К. Ремчуков― Нет, у меня не было времени посмотреть в подробностях по статье. Мы просто обсудили по ходу нашей беседы. Разные вещи обсуждали. Кроме статьи и нашу экономику, и дела в СМИ. То есть с премьер-министром страны один на один не так часто встречаешься. Разговор был размеренный, заинтересованный. Так что я в этом смысле понимал, что это Россия-Украина, и отсюда мой вопрос был; вот сейчас, когда ситуация в России с моей точки зрения требует очень энергичных мер, у меня ощущение, что энергия требуется для того чтобы противостоять этому скачиванию России вниз. В экономическом плане. Он объяснил мне, что просто действительно долго писал и надо закончить. Может сейчас, освободившись от этой темы, Дмитрий Анатольевич напишет и статью по российской экономике.

О. Журавлева― То есть он не сказал, что ему важно, именно сейчас Украина это все-таки самая важная тема.

С премьер-министром страны один на один не так часто встречаешься

К. Ремчуков― Это не вопрос самой важности. Я потом уже внимательно ее прочитал и смотрел. Там, конечно, очень серьезные месседжи он посылает, и у меня такое ощущение создалось, что он использует статью в качестве личной возможности обратиться к гражданам Украины, по крайней мере, тем, кто читает большие сложные тексты. С месседжами, с цифрами, и фактически подвести черту перед эйфорией в наших отношениях после распада Советского Союза и новым периодом, который начнется с 1 января 2015 года. Потому что объяснить логически, почему, вот использует цифру в статье, почему только на газ, не говоря о многих других вещах, там нефть была, история большая экономических отношений. Почему только на газ субсидии Украине составили 82,7 миллиарда долларов. Рационального объяснения я ни от кого получить не могу. Это астрономическая сумма.

О. Журавлева― А от него самого?

К. Ремчуков― Я так думаю, у меня только один вопрос был: вам кто-нибудь спасибо когда-нибудь говорил за это. На что он говорил, что нет, никто никогда не говорил. Я говорю: ну и зачем. Я считаю, ты делаешь экономическое добро, то как минимум надо говорить спасибо. А нам не говорили спасибо, более того мы сами видим, что это все смотрится как инструменты неоколониализма. Поэтому мне кажется, что с этим иррациональным поведением, а иррациональное поведение мне кажется, оно было обусловлено, скорее всего, каким-то недопониманием всех руководителей, которые в Кремле относительно того, что такое СНГ. И если вы посмотрите, что говорят об СНГ лидеры других стран СНГ, начиная от Назарбаева, как одного из авторов этой идеи и кончая любым другим лидером, то все понимают СНГ с самого момента с декабря 1992 года как форму цивилизованного развода бывших республик Советского Союза. Вот если мы были одна семья, потом мы создаем какое-то объединение как форму цивилизованного развода, это одна ментальность, мы действительно придумываем гениальную форму, чтобы предотвратить кровопролитие, чтобы где можно, смягчить боль от расставания, которое будет длиться…

О. Журавлева― А почему не выплатить 83 млрд., чтобы смягчить боль от расставания. Такие же примеры мы знаем в разводах.

К. Ремчуков― Если у нас примерно такие отношения, то вполне возможно. Но цифра фактически выплачена, поэтому чего о ней тосковать. Просто иррациональность, 82,7 млрд. очень подошли бы нашим людям. Очень подошли бы нашему бизнесу. Представляете, издержки российской промышленности были бы на 82,7 млрд. долларов ниже. Если бы они в цену газа платили меньше. Или российские домохозяйства на эту сумму меньше потратили бы, оплачивая счета за газ. Эти денежки они понесли бы может быть чего-то другое купить, и создали бы спрос на производство какой-то другой продукции. То есть огромное количество вопросов. Причем это только по газу. Так вот, форма цивилизованного развода, которую все другие республики СНГ считали, они приняли и назвали это СНГ, мне кажется, что наши руководители приняли как форму замаскированного втягивания в этот брачный союз более тесными узами. И мне кажется, такие субсидии с одной стороны сильно разрушали бизнес «Газпрома», с другой стороны делали очень непрозрачными механизм выделения этих субсидий. То есть он не проходил публичное обсуждение в Совете Федерации.

О. Журавлева― То есть подворовывали.

К. Ремчуков― Создавая тем самым предпосылки для того, чтобы кто-то обогащался в ходе цивилизованного развода, как выяснилось…

О. Журавлева― Который многие принимали за брак.

К. Ремчуков― Да. Нет, за — давай начнем сначала, дорогая.

О. Журавлева― И снова с вами программа. Это мнение высказывает Константин Ремчуков, главный редактор «Независимой газеты», той самой газеты, где была опубликована статья Дмитрия Медведева, посвященная полностью Украине. В разных аспектах. В частности, по тому, что вы говорили, Медведев в целом говорит о том, что мы с вами себя хорошо вели, мы столько на вас тратили. Нам надоело. Даже есть такие слова. И больше так не будет и вам будет хуже. Если вы говорите, что эта статья адресована, в том числе и неким украинским элитам, наверное, людям, которые

У нас экономика, ВВП почти в 10 раз больше, чем в Украине. Это все-таки два разных тела больших

К. Ремчуков― Он действительно сказал, что мы больше не будем содержать экономику Украины. Невыгодно. Точка. Да и надоело. Точка. То есть невыгодно и надоело. Но мне кажется его месседж украинскому обществу следующий: вы хотели жить как в Европе, давайте. Но жить как в Европе по Медведеву это, прежде всего, платить по счетам. Для начала русским счетам.

О. Журавлева― То есть теперь нужно вернуть эти деньги?

К. Ремчуков― Вернуть нет. Но новая жизнь начинается. Он в статье говорит, что по его подсчетам от разрыва или уменьшения деловых отношений с Россией Украина в следующем году потеряет 33 млрд. долларов.

О. Журавлева― А Россия?

К. Ремчуков― Он про это не говорит.

О. Журавлева― Вот.

К. Ремчуков― У нас тоже, наверное, будут потери. Но у нас и экономика существенно больше. Тут просто надо не забывать, что у нас экономика, ВВП почти в 10 раз больше, чем в Украине. Это все-таки два разных тела больших. Это примерно как мы и объединенная Европа и часть Америки или Япония. Если в 7-10 раз можно сказать различия. Не в этом дело. Цель вы хотите, чтобы он и то и то. Он говорит пока только по Украине. Больше ваши рабочие, которые приезжали сюда работать, без патента работать не смогут. 400 тысяч легальных работников или работников по патенту, 90 дней раз в полгода и на границе будут строго за этим следить. Обычно приезжают люди, 90 дней отработали, на несколько часов пересекли границу назад и тут же вернулись и продолжают работать. Эту границу можно пересечь даже в воскресный день. И они продолжают непрерывно работать здесь по контракту. Доходы этих людей 11-13 млрд. долларов, говорит Медведев. Что составляет 7% от ВВП. Это большие деньги. А в пиковые сезоны, месяцы по оценке Медведева я так понимаю, до 4 миллионов украинцев приезжает сюда работать. Сейчас наводится порядок. Если сокращается доход в размере 11-13 млрд., то украинская экономика или правительство должно думать, как собственно, людям эти деньги за счет, если рабочих мест там нет. Поэтому я думаю, все-таки моя оценка достаточно точная – он обращается к людям, указывая уже, утратив надежду, что лидеры Украины услышат эти рациональные объяснения, почему ассоциированное членство с ЕС с экономической точки зрения нанесет колоссальный ущерб, он сообщает людям, что так оно и будет. Только по линии с Россией будет так, плюс Украина ассиметрично открывает свой рынок для Запада, он говорит, что это неоколониальные соглашения. Он предсказывает судьбу Украине как у Турции. Турция подписала соглашение об ассоциативном членстве с ЕС по версии Медведева 51 год назад. И с тех пор сидит в ожидании, когда на ней женятся, а он говорит, даже стульчик приставной Украина не получила. Поэтому в принципе много слов, много фактов показать, что Украина теряет реальную, кто там синица в руках от отношений с Россией. Он даже говорит, что они повторяют ту же ошибку, но даже идут дальше, чем Янукович. Янукович когда понял, что он теряет, то он одумался. А эти хотя и понимают, что они теряют, но не одумались и двигаются дальше.

О. Журавлева― А вы-то сами согласны с этими расчетами, прогнозами и угрозами, о которых пишут очень многие комментирующие эту статью слушатели. Что это выглядит как угроза.

К. Ремчуков― Это не угроза. Все взрослые люди, чего там кому угрожать. Угроза это когда с оружием, когда с танками. А экономическая ситуация…

О. Журавлева― Вам будет плохо.

К. Ремчуков― Оль, ну плохо говорить никто никому не мешает. Мы сейчас будем с вами говорить про экономику, я буду кому-то говорить, что вам будет плохо через 4-5 месяцев. Вы все вспомните декабрь. Сегодня 15 декабря. Будете говорить, какой счастливый был день, еще две недели до нового года и при всех тревогах падающего курса мы еще все думали, как здорово все. А уже через 5 месяцев может ситуация быть такой, что действительно покажется просто райскими денечками. Не в этом дело. Дело в другом. Что суверенитет…

О. Журавлева― Вы согласны с тем, что Медведев изложил сущностно.

Если Украина займется восточной Украиной так же, как Россия Крымом, то будет большой порядок

К. Ремчуков― Если глава правительства говорит о том, что вы потеряете, что мы здесь введем такие-то барьеры, здесь будет такое-то, чего тут, а кто еще может, только президент может что-то еще сказать. Кто его может подправить. Это абсолютно реальная экономическая действительность. Как будут перемещаться грузы, он в другом месте говорит, что Украина утрачивает очень казалось бы, выгодную функцию страны транзитера не только для нефте- или газопроводов, но и для например, автомобильного и железнодорожного транспорта. То есть если Украина эту функцию связи между Европой и Азией, Россией утрачивает как страна, по которой осуществляется транзит, тоже большие потери. Поэтому еще раз говорю, не в этом дело. Независимая Украина, предположим, что все осознают эти сложности. И все равно говорят, что мы хотим в Европу, потому что предсказуемость нашей жизни из-за того, что у нас будут новые европейские институты, мы готовы вынести все тяготы и лишения этого процесса. И даже если мы еще долго не станем членами, все равно законодательство Украины будет меняться в соответствии с требованиями законодательства ЕС, и как только меняется законодательство, соответственно и многие интересы Украины ставятся в подчиненный характер. Ну пусть, это взрослая страна с населением выше 40 миллионов делает то, что они хотят. У меня такое отношение, я не могу говорить все время и твердить, что вы не понимаете, чего вы потеряете. Оля, вот я перестану к вам ходить на «Эхо», вы только тогда поймете, кого потеряли.

О. Журавлева― Когда вы будете плакать ночами в подушку.

К. Ремчуков― Да. Это же так смешно. Все взрослые люди, все понимают, что они делают.

О. Журавлева― Вы сейчас говорите, что Дмитрий Анатольевич написал статью, которую на самом деле не стоило писать.

К. Ремчуков― Нет, я такого не сказал. Это вы сказали. Я сказал другое. Что он обратился к людям, минуя Яценюка и Порошенко. Обрисовав все эти цифры, и теперь если украинское общество свободное, демократичное и склонное к рефлексии и к дискуссии, то завтра различные политические силы, которые не так сплотились вокруг нынешнего руководства, могут задать вопросы: а правда, что мы потеряем 11 или 13 млрд. оттого, что наша рабочая сила не будет работать в России. А правда, что мы потеряем от транзита, а правда, что мы потеряем оттого, что русский рынок будет закрыт. Потому что поднимет пошлины Медведев.

О. Журавлева― Тем самым он воздействует на украинское руководство.

К. Ремчуков― Конечно.

О. Журавлева― С другой стороны, а нам-то что. Российским гражданам, которые тоже читают эту статью о том, как им будет плохо, как мы сделаем такие законы, чтобы им было еще хуже.

К. Ремчуков― Вы хотите, чтобы из одной статьи вытекали все ответы на вопросы российских граждан. Российские граждане вполне возможно, озабочены другими сейчас проблемами. Падающим курсом рубля.

О. Журавлева― То есть он о них не думал, когда писал статью.

К. Ремчуков― Может быть, он и думал. У нас многие российские граждане думают об Украине. Мы неслучайно говорим о том, что это братская страна. Братский народ. Но все зависит от того, что сейчас больше волнует российских граждан. Проблема украинской экономики или проблема экономики российской.

О. Журавлева― А вы как думаете?

К. Ремчуков― У меня ощущение, что российская экономика и падающий рубль волнует граждан больше сегодня.

О. Журавлева― Константин Ремчуков, главный редактор «Независимой газеты». Никуда не уходите, мы скоро вернемся.

О. Журавлева― И снова с вами программа «Особое мнение». Уже масса есть комментариев на sms по поводу того, что написал Медведев. «Все предупреждения и угрозы Медведева возымели бы действие, если бы Россия не отобрала Крым у Украины, а так это разговоры в пользу бедных. Украинцы сильно подвержены действию официальной пропаганды, так же как было в 1991 году, когда за независимость проголосовало 90% населения». А ведь по этому поводу Медведев вполне четко сказал, и кто хотел, обратил на это внимание…

К. Ремчуков― Он сказал очень важную мысль о том, что если Украина займется восточной Украиной так же, как Россия занялась Крымом заботливо и по-матерински, то будет большой порядок. Тем самым я так понимаю, что, во-первых, был послан недвусмысленный: Украина должна взять ответственность за восточную Украину как РФ за Крым, а она вместо этого придумала какую-то блокаду, ну разве так поступают. Тем самым премьер-министр говорит о том, что если Украина возьмет ответственность за восточную Украину так же, как мы взяли ответственность за Крым, то все в порядке. Тем самым дает понять, что на восточную Украину Россия не претендует. Поэтому это тоже может быть один из месседжей, но достаточно важный.

О. Журавлева― А для вас самое главное что было. Где он проговорился или что было неожиданное.

К. Ремчуков― Нет, у нас очень мало люди объясняются за свою политику. У нас Путин один любит объяснять и чем дальше, тем больше. Он один. Он один поставщик основных идеологем, весь пропагандистско-идеологический аппарат слушает его высказывания. Потом дорабатывает. А он все равно неудовлетворен. Поскольку Махатмы Ганди нет, поговорить не с кем. Глубины не хватает в этих спорах. Он придумывает Корсунь, Крещение, сакральность. Потому что он видимо, не может успокоиться в этом обосновании, что же такое Севастополь, что же такое Крым для русского человека. И для Киевской Руси. Если о Крещении говорить, то Русь была Киевская. Я когда первый раз услышал, думал, Господи, может, мы Киеву сдаемся. Из уважения к сакральности. Киевская Русь. Киев. Крещение. Поэтому с этой точки зрения многие темы, которые волнуют людей, не получают объяснений, разъяснений из первых уст. Это очень важно. Потому что прозрачность принимаемых решений важна для людей, чтобы они могли ориентироваться в окружающем их мире и пространстве. И я как говорил в этой студии, но хочу еще раз, к слову приходится сказать, что например, руководитель ФРС Джанет Йеллен сказала, что ее вклад в повышение прозрачности финансовой системы США будет публикация протоколов заседания ФРС. Проходит заседание, через какое-то время протоколы публикуются, и вы читаете и вы слышите аргументы этих губернаторов, членов совета директоров, которые объясняют, он за повышение ставки или против. Он за продолжение политики выкупа ценных бумаг и таким образом повышения ликвидности американской экономики или против. Сколько людей за. В результате мы понимаем логику принимаемых решений. Поскольку в России никто не занимается рентгеноскопией принимаемых решений, никто не показывает нам вот эту логику, то мы не понимаем, а когда мы не понимаем, то склонны к паническим поступкам, к тотальному недоверию. И то, что происходит с валютой сейчас, является ярчайшим отражением. Потому что госпожа Набиуллина не то что не публикует стенограммы, она даже не объясняет нам свои поступки. После прошлого эфира на следующий день подняли учетную ставку на один процент, банк, то чего добились. Что в тот же день рубль рухнул, и он продолжает рушиться даже сегодня. Когда цена на нефть пошла вверх. Сегодня в течение дня цена на нефть шла вверх, а рубль на три рубля потерял. Ну как это может быть. Если до этого нас кошмарили вот этой связью – вот цена на баррель, а вот курс доллара, то сегодня противоположный тренд был.

О. Журавлева― Спекулянты.

К. Ремчуков― Опять прозрачность. Ведь ЦБ точно знает, откуда приходят деньги. Количество денег под контролем. Откуда эти деньги пришли. Вдруг какая-то компания предположим…

О. Журавлева― Играет.

К. Ремчуков― Нет, не играет. Она тоже должна деньги взять. Это игра с большими деньгами. Вдруг какая-то компания пишет бумажку такую, взяли, послюнявили карандашом, говорят, облигация. Манька Облигация. Эту облигацию выставляют на рынок, и вдруг находится много покупателей. И покупатели, купив эту бумажку, дают много рублей. Вдруг неожиданно. Так им захотелось получить такую облигацию. А компания уже с этими рублями может оказаться на валютном рынке или торги происходят, Минфин сегодня торговал, у них три миллиарда было выставлено. А спрос был на 4,3. И на 4,8 млрд. куплено на аукционе ЦБ сегодня, хотя месяц назад 90 миллионов еле продали. То есть вот он спрос. Но для того чтобы купить, вот если у вас нет рублей в кармане, вы не можете пойти и обрушить рубль. Потому что вы не можете предъявить спрос на доллар. Поэтому ЦБ должен контролировать, должен показывать, какие игроки играют, с какой целью, откуда они берут эту ликвидность. И этого нет. Поэтому на самом деле я считаю, что если заканчивать со статьей Медведева, пусть с некоторым опозданием, но абсолютно и предельно изложена позиция России в отношении Украины. Никаких иллюзий, никаких больше сю-сю, трусю-сю, с братским народом в мечтах, в сердце и ни одного поступка, который будет не рыночный и не по деньгам понятный.

О. Журавлева― Теперь осталось только надеяться, что также ясно, конкретно и понятно будет с нашей собственной экономикой.

К. Ремчуков― Об этом будем мечтать.

О. Журавлева― Об этом можно только мечтать.

К. Ремчуков― Тут вопрос еще, очень сильные сомнения у меня, Оля, в том, что никакой ясности нет относительно того, что делать с российской экономикой.

О. Журавлева― У меня вопрос недавно возник совершенно бытовой. Несколько человек уже и Медведев в интервью нескольким журналистам и еще масса деятелей говорили на все вопросы по поводу рубля, курса говорили: прекратить истерику. О какой истерике идет речь? Как они видят, что мы в истерике. Потому что я, например, не вижу, что люди в истерике. У меня закралось такое страшное сомнение, а не у них ли там истерика. Кого они успокаивают. Они, может быть, друг друга пытаются сейчас угомонить. Почему все время призыв, хватит стенать. Может там за стеной действительно все страшно и плохо и они правда не знают, чего делать. Есть такое опасение?

К. Ремчуков― Это ваши домыслы.

О. Журавлева― Да, вымыслы.

К. Ремчуков― Фигура речи. Я комментировать не буду. Могу только комментировать отсутствие внятной позиции. Мне кажется, что не хватает энергии действий правительства по борьбе с кризисом. Теперь нужно прямо признать, что в стране кризис. При этом кризис многоплановый. Одновременно и мне хотелось бы, чтобы кто-то из правительства нам объяснил и разложил по полочкам. Это кризис циклический. Такая фаза цикла глобального производственного, что все находится внизу. Поэтому и в Европе не все очень хорошо, о чем любят вспоминать наши руководители, и все переоценивали роль спроса Китая и Азии в целом. Ну меньше спрос в Китае на российское сырье. И на нефть. Ну меньше, чем он был. Этот метод экстраполяции, когда говорили, вот как было до этого, также будет сейчас, этого нет. Первое – циклический кризис. Тут можно попасть независимо ни от чего. Просто фаза цикла пошла вниз глобальная, все взаимозависимо. Мы поставщики сырья, в мире падение производства, падение производства означает падение спроса. Значит наша ситуация ухудшается. Второй кризис, который мы сейчас остро переживаем, и он высветился в ходе этого кризиса — это кризис структурный. Выяснилось, что за рамками сырья почти никого нет из производителей. Третий кризис, производный, не такой большой – кризис менеджмента. Выяснилось, что все эти пузаны подтянутые очень часто, поскольку новая элита требует подтянутости, но пузаны они как метафора.

О. Журавлева― Ментально.

К. Ремчуков― Да, эти пузаны, которые когда цены на нефть шли вверх, и все было хорошо, они демонстрировали, какие они выдающиеся менеджеры. Выяснилось, что эти менеджеры это такие коротышки из Солнечного города, которые вообще ничего не в состоянии предусмотреть. И резервов у них, оказывается, нет, оказывается то, что они покупали год назад, сегодня стоит в 10 раз меньше. Что вся их компания скукожилась. Что долги на компании больше, чем стоимость компании с купленным год назад. То есть полный мисменеджмент с точки зрения оценки активов, которыми вы обладаете. И получается, что задолженность такая, что они все пишут письма президенту и в ЦБ, и Минфин, правительство. Дайте денег. Это что за менеджмент. Выяснилось, что весь этот менеджмент, оказывается, быть монополистами, либо сырьевиками крупными с подачи государства, ни о чем не думать с точки зрения менеджмента, как ты предусматриваешь риски, а потом когда тебе плохо случилось, сказать, ой, бо-бо, дайте денег. Чего там у вас, Резервный фонд. Сюда. На базу. Мы чего-нибудь сделаем. Чего вы сделаете. Вот что менеджменты те, которые думали, элита, оказались еще раз говорю, коротышки из Солнечного города. В оранжевых или желтых штанах. И в штиблетах безответственного цвета. Я возмущен. Просто огромное количество нормальных бизнесменов мелких, средних, которые знали о кризисе, им тяжело. Им никогда не помогает монопольное ценообразование, они держатся. Они думают, как выходить. А это все расползается. Следующий кризис совершенно очевидно валютный. Государство в очередной раз, и ЦБ, и президент и кабинет министров не в состоянии реализовать одну из важнейших функций денег – функция накопления или функция сбережения. Функция платежа, функция средства обращения, мера стоимости. Есть функция накопления сбережения. Что такое функция сбережения. Это ты работаешь, зарабатываешь денежки, кровавым потом, а потом откладываешь свое потребление.

О. Журавлева― И оно не обесценивается через 3 месяца.

К. Ремчуков― Функция сбережения — отложить потребление. Либо на старость, либо на отпуск, на покупку. Я хочу, люди думают, поеду отдыхать летом. Поеду лечиться куда-то. Поеду куплю что-нибудь. Это отложенное потребление. Эту функцию должно государство в своей национальной валюте выполнять. И оно сейчас наносит колоссальный удар по среднему классу креативному, который зарабатывал деньги, отложил потребление, его сейчас хлопают, утрачивается доверие к валюте. И считают, что средний класс, который в результате этого изменит образ жизни, он не будет голодать, тут никаких иллюзий не должно быть. Когда нам руководители страны разного уровня пытаются объяснить, что устрицы или пармезан или хамон едят эти, не об этом речь. Они меняют образ жизни. Вот замена образа жизни не прощается. Потому что люди не понимают, с какого перепугу из-за бездарных руководителей должны менять свой образ жизни. Потому что чего они делают, зачем они повышают. Если у вас сейчас главная проблема это бегство от рубля, сделайте невозможным потратить эти деньги на покупку валюты. У вас все равно нет инвестиций. Еще раз подчеркиваю. Никто не вкладывает сейчас в условиях неопределенности. Зачем вам поддерживать 9,5% ставку рефинансирования, 10,5 или 11,5. Сделайте ее 150. И у вас деньги никто не сможет взять, паника прекратится.

О. Журавлева― Константин Ремчуков, главный редактор «Независимой газеты» выступал со своим «Особым мнением». Всем большое спасибо, всего доброго.


Источник: “http://scandaly.ru/2014/12/17/nezavisimaya-gazeta-ne-vyipisala-gonorar-medvedevu/”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя